?

Log in

No account? Create an account
Русскоязычная община Маале Адумим
O В хафтаре на шабат аГадоль 
31-мар-2010 06:13 pm
В хафтаре на шабат аГадоль мы читаем отрывок из книги Малахи, и в нем слова: «и помилую Я их, как милует человек сына своего»
Эти слова согревают наши сердца, подтверждая нашу надежду на личные взаимоотношения со Всевышним, на которой основываются все наши чаяния и молитвы. Эти слова в ТаНаХе – далеко не единственные, есть много созвучных им: «Как отец жалеет детей, так Господь жалеет боящихся Его» (Техилим 103:13), «Господь, Ты изучил меня и узнал. Ты знаешь, когда я сажусь и встаю... путь мой и ночлег мой окружаешь Ты и ко всем моим стезям Ты привык» (Техилим 139::2-3). Эти слова описывают наши взаимоотношения с Богом как предельно близкие, личные, можно сказать, «семейные»: Ты знаешь, когда я сажусь и встаю…
Но не все еврейские философы готовы принимать эти слова именно так: как указывающие на персональность, личностность Бога.
«Это не означает, что Он, Превознесенный, - сразу набрасывается на слова из нашей хафтары Маймонид, - испытывает аффект и смягчается, напротив, действия Его, да превознесется Он, по отношению к Своим подопечным, подобные тем действиям по отношению к ребенку, которые исходят от родителя как следствие сострадания и жалости… исходят от Него без посредства аффекта и изменения» (Маймонид, Путеводитель растерянных, 1:54). «Такая позиция, пишет Элиезер Беркович, - отрицает самый дорогой для нас, самый интимный аспект отношения Бога к миру и человеку» (Элиезер Беркович, Бог, Человек и История, гл. 6).
Но не только в том дело, что нам хочется думать, что Бог нас жалеет и любит, хочется ощущать на себе Его заботу и опеку. Представление о личностности Бога важно нам еще и потому, что лишь такой Бог может иметь волю, без которой теряет смысл какая бы то ни было идея закона Бога, заповедей, этики. В той хафтаре, которую мы читали бы к нашему недельному разделу «Цав», если бы он не пришелся на Шабат хаГадоль, говорится: “Так сказал Господь: да не хвалится мудрый мудростью своей и да не хвалится сильный силою своей, да не хвалится богатый богатством своим. Но хвалящийся пусть похвалится лишь тем, что он разумеет и знает Меня, что Я – Господь, творящий милосердие, правосудие и справедливость на земле, ибо лишь это желанно Мне, - сказал Господь” (Иеремияху 9:22-23). Мы выполняем законы Бога, потому что это желанно ему.
Стремясь «разуметь и знать» Бога, мы не можем обойтись без попытки описания Его свойств, то есть атрибутов. И снова здесь мы вынуждены пользоваться «человеческим языком» и описывать Его в человеческих терминах милосердия и сострадания, то есть с помощью столь ненавистных Маймониду антропоморфизмов. Признавая, что слова «сострадание» и «жалость» в применении к Всевышнему означают не то же, что в применении к человеку, мы, тем не менее, полагаем, что результат Его «сострадания» и «жалости» в каком-то смысле такой же. Таким образом, мы можем сказать, что хоть атрибуты и не описывают сущности Всевышнего, они описывают Его действия, как мы их ощущаем. И это, в сущности, то же самое: мы и так знаем, что не можем постичь Его трансцендентную сущность. Для нас важно, что Он общается с нами, отвечает на наши молитвы, устанавливает справедливость.
Кроме того, только если Всевышний описывается антропоморфистскими терминами, человек может пытаться Ему подражать. Imitatio dei (подражание Богу), которую ввел в Западную мысль Платон, невозможно, если речь идет о Неоплатоническом или метафизическом Абсолюте. Мудрецы Талмуда так говорят о подражании Богу: “Сказано в Писании: ‘Господу Богу Вашему следуйте’ (Второзаконие 4:24). Но как можно Ему следовать? Разве не сказано: ‘Господь Бог Твой – огонь пожирающий’? Имеется в виду подражание Его действиям. Он одевал нагих – и ты одевай, Он навещал больных – и ты навещай” (Сота 14А). Трактат Шабат (133б) выражается проще, уже не подчеркивая, что речь идет только об атрибутах действия, и говорит: «Как он милостив и сострадателен, так и ты будь милостивым и сострадательным». Некоторые (например, уже цитировавшаяся мною Джуди Клицнер) идут еще дальше и говорят, что антропоморфизмы именно для того и применяются Торой, чтобы создать близкий человеку образ Бога, которому в самом деле можно подражать. Поэтому Бог Торы не только гневается и ревнует (это еще как-то можно было бы объяснить), но и жалеет о содеянном (Берешит 6:6), и решает никогда больше не повторять того, что сделал раньше (не наводить на землю потоп, Берешит 9:21), то есть изменяется и совершенствуется. «Можно продолжить слова Талмуда, говорит Джуди Клицнер, и сказать не только: «Как Он милостив и сострадателен, так и ты будь милостивым и сострадательным», но еще и: «Как Он динамичен, так и ты будь динамичен.» Казалось бы, можно тогда пойти дальше, и представлять себе Бога как доброго дедушку, сидящего на облаке. Но следует помнить предостережение Торы: «Берегите же очень души ваши, так как никакого образа не видели вы в тот день, когда говорил с вами Бог у Хорева из огня,» (Дварим 4:15) и понимать, что следует различать непостижимую сущность Всевышнего и Его литературный антропоморфический образ, создаваемый Торой для человеческого подражания. Но это не страшно – Всевышний действительно «милует, как милует человек сына своего», на уровне атрибутов действия Он именно такой.
Comments 
31-мар-2010 06:53 pm
«Это не означает, что Он, Превознесенный, - сразу набрасывается на слова из нашей хафтары Маймонид, - испытывает аффект и смягчается, напротив, действия Его, да превознесется Он, по отношению к Своим подопечным, подобные тем действиям по отношению к ребенку, которые исходят от родителя как следствие сострадания и жалости… исходят от Него без посредства аффекта и изменения» (Маймонид, Путеводитель растерянных, 1:54).
Но Маймонид здесь совершенно и безоговорочно прав (хотя и, как нередко, слегка исламоват). Аффект - душевное изменение, возникающее помимо воли индивидуума - человека или животного - и потому неотделимое от материального носителя. При этом слова Маймонида вполне соответствуют твоему же утверждению ниже: Признавая, что слова «сострадание» и «жалость» в применении к Всевышнему означают не то же, что в применении к человеку, мы, тем не менее, полагаем, что результат Его «сострадания» и «жалости» в каком-то смысле такой же. Что же до того, что Он "изменяется и совершенствуется", то тут бы тебя Маймонид мог крепко обругать (и опять был бы прав), но мог бы и просто заметить (и тоже был бы прав), что Бог обладает свободой воли, обьекты которой - внешние по отношению к Нему, и поскольку эти обьекты (весь мир) изменяются и обновляются (сами или по Его же воле), то и modus operandi Его воли изменяется и обновляется, и только в этом смыле можно говорить о Его изменениях. Меняются, короче, атрибуты действия.

мы и так знаем, что не можем постичь Его трансцендентную сущность
Это в некотором смысле так, но из этого тоже не следует делать неразрешимой проблемы. Неразрешимость тут есть, а проблемы нет. Трансцендентная сущность проста и не определима через эмпирически устанавливаемые атрибуты. И это, в общем, все; так что, скорее, мы знаем о трансцендентной сущности больше, чем о какой-либо другой. Трансцендентная сущность есть и у (индивидуального) человека, поскольку его сознательный свободный выбор не обязательно вытекает из каких бы то ни было эмпирических фактов и знаний, и при этом он осмыслен и неслучаен (хесед, творчество). Но трансцендентная сущность человека не проста, т. к. без Бога он никакого такого выбора сделать не может. И в этом последнем - отличие от взаимоотношений родителя с детьми, поскольку выросшие дети могут без родителей как-то обойтись, хотя и плохо, а без диалога со Всевышним обойтись никак нельзя, ни в этом мире, ни в грядущем.)

Imitatio dei (подражание Богу)... ввел в Западную мысль Платон
Где? А то что-то на него не похоже.

1-апр-2010 08:39 am
Я не думаю, что у нас есть спор по сути, скорее о формулировках. Я пыталась выразить идею типа: непостижимая сущность сама по себе, а антропоморфное описание Бога, которому мы могли бы подражать, - само по себе.
Насчет Платона: См. Сочинения Платона Теэтет 176а-б и Законы 716а-б.
1-апр-2010 10:04 am
Действительно. Но наводит на мысль, что если Платон imitировал, то нам, м.б., не стОит:-| Сами с усами.
1-апр-2010 06:16 am
См. также мою короткую заметку годичной давности на близкую тему.
15-апр-2010 06:59 am
Трактат Шабат (133б) выражается проще, уже не подчеркивая, что речь идет только об атрибутах действия, и говорит: «Как он милостив и сострадателен, так и ты будь милостивым и сострадательным».
Здесь тоже идет речь об атрибутах действия, т. к. понятия "милостив и сострадателен" не имеют смысла без выражения в действии. Впрочем, здесь можно говорить о постоянном рисунке атрибутов действия, что несколько приближает к сущностным атрибутам.
This page was loaded сент 20 2019, 4:43 pm GMT.